Гистология плохая что это значит

Самое главное в начале — определить характер заболевания, насколько опухоль поражает орган, степень дифференцировки, есть ли инвазия. Люди далёкие от медицины часто задаются вопросом: «Гистология — что это такое в онкологии, для чего нужна и что показывает?». Вопрос интересный и довольно обширный, но мы постараемся на него ответить как можно понятнее.

Определение

Гистология — раздел науки, которая изучает строение тканей в организме, как у человека, так и у животных в ветеринарии. Гистологическое исследование показывает патологические отклонения в строении ткани. Врач проводит биопсию — это процедура, когда из органа или с другой поверхности берётся небольшой кусочек мягкой ткани, подозрительный на вид и по поведению, а далее отправляется на исследование.

Что выявляет и показывает?

Далее врач смотрит под микроскопом строение и положение клеток в ткани. У каждой ткани в организме должен быть свой порядок и расположение клеток. Помимо этого они должны иметь своё строение, размер и структуру. Если есть какое-то отклонение, то это может указывать на болезнь, воспаление или онкологию.

Помимо гистологии и гистологического исследования, есть так называемая цитология. Многие пациенты путают, эти два понятия и не знают — в чем разница между цитологией и гистологией.

Цитология — это область медицинской науки, которая изучает строение одной клетки, её ядро, функционирование, а также остальные органеллы. Забор ткани происходит одинаковый. Обычно врач смотрит и проверяет структуру ткани.

При диагностике он наблюдает, что структура не правильной формы и есть атипичные клетки (эти те клеточки, которые сильно отличаются по строению от здоровых). Например, у них увеличенное ядро или они имеют неправильную форму.

Теперь надо определить степень злокачественности и являются ли данные клетки раком. Дело в том, что атипичные клетки или те, которые отличаются от здоровых, не всегда могут быть раком. В доброкачественных опухолях есть такие же аномалии тканей.

Вот как раз гистология и показывает строение и тип клетки. Доктор под более сильным микроскопом просматривает строение атипичной клетки и выявляет степень её злокачественности.

Для чего нужна дифференцировка?

Если клетка раковая, нужно выяснить степень дифференцировки — то есть насколько она отличается от здоровых клеток. Обычно выделяют несколько типов:

  1. Высокодифференцированный — клетки немного отличаются от здоровых. Такая патология развивается не быстро, а рак не такой агрессивный.
  2. Средне дифференцированный — сильнее отличается от здоровых тканей. Средняя скорость роста и агрессии.
  3. Низкодифференцированный — очень агрессивная форма онкологии.
  4. Недифференцированный — патологические клетки рака, нельзя отличить от здоровых.

Как понятно из определения врач должен знать насколько опасна опухоль и насколько быстро она развивается, чтобы примерно рассчитать стратегию в лечении и знать сколько у пациента есть времени.

Также по степени дифференцировки, можно определить какой именно химиопрепарат будет наиболее эффективен. Зачастую самые агрессивные виды опухолей более чувствительны к сильнодействующим химическим реагентам и облучению.

Показания к применению

В частности её назначают практически всегда, чтобы наиболее точно знать характер рака. Особенно это решающе на первых стадиях, когда нельзя определить — доброкачественная это новообразование или злокачественное. Гистологическое исследование помогает:

  • Точно поставить диагноз;
  • Контролировать лечение и скрининг после операции, облучения и химии;
  • Скорость патологического процесса;
  • Степень дифференцировки;
  • Наличие злокачественной опухоли.

Биопсия

Это процедура, когда врач берёт кусочек подозрительной ткани для гистологии и цитологии. Для этого могут использовать несколько вариантов. Если новообразование находится в досягаемой области, то могут просто иссечь кусочек скальпелем. В противном случае могут сделать надрез или провести операцию.

Например, в случае новообразования в матке с помощью специального прибора проникают в орган и берут образец эндометрия. По степени атипичности можно наблюдать — рак это или гиперплазию эндометрия. Образец ткани помещают в специальную пробирку в стерильную среду.

Далее в лаборатории срез пропитывают парафином. После чего его можно достаточно долго хранить. Перед рассмотрением материала под микроскопом, нужно произвести микротомию — то есть сделать маленький срез для того чтобы было удобно рассматривать его под микроскопом.

После накрывается стеклом, и оно может так храниться при любых условиях. Гистологическое стекло можно забрать и хранить у себя. Так частенько делают пациенты, чтобы была возможность обращаться в другие клиники.

ПРИМЕЧАНИЕ! Гистологические стёкла можно хранить только в тёмном, сухом месте при температуре не более 25 градусов по Цельсию.

Гистология в гинекологии

Даёт чёткую картину при постановлении диагноза. Если женщина жалуется на обильное кровотечение или боли в области яичником, тогда врач при осмотре может взять забор ткани. После исследования можно сразу понять характер заболевания и присутствие предракового или онкологического заболевания в шейке матки эндометрия.

Процедура диагностики

Зачастую при всех случаях онкологии проводят одни и те же исследования. Мы постараемся объяснить насколько важна гистология.

  1. Возможный пациент приходит с жалобами к врачу или это может быть плановый осмотр.
  2. Доктор проводит пальпацию, осмотр и опрашивает пациента.
  3. Если есть подозрения на рак, то его направляют сдавать анализы — общий и биохимический анализ крови и кал.
  4. При наличии отклонений в анализах пациента направляют к врачу-онкологу.
  5. Делается рентгенография, УЗИ брюшной полости.
  6. Если у пациента присутствует чёткая симптоматика, то начинается диагностика определенного органа.
  7. В случае присутствия ярко выраженной опухоли, делают забор.
  8. И уже тут проводят биопсию и отправляют кусок ткани на гистологию.
  9. После могут провести КТ или МРТ. Это необходимо для выяснения степени инвазии — насколько раковая опухоль поражает здоровые ближайшие клетки и ткани.

Только после проведения тщательной диагностики, врач строит окончательный диагноз и придумывает стратегию для борьбы с недугом.

ПРИМЕЧАНИЕ! Расшифровкой может заниматься только квалифицированный врач с многолетним стажем. Для более точного диагноза стоит показать результаты нескольким врачам.

Остались вопросы?

С онкологией у нас в стране, действительно, не все хорошо — с каждым годом диагностируют все больше случаев рака на ранеей стадии. Врачи уверяют — и прекрасно, что диагностируют на ранней. Так в разы больше шансов, что вылечат. Но согласитесь, само это слово вызывает инстинктивную дрожь. А когда говорят: «У вас рак!» — самоконтроль и вовсе отключается.

К сожалению, часто этим пользуются мошенники. Или совершенно случайно вас могут напугать люди, которые и вовсе не должны сообщать о таких вещах. Разберем вместе со специалистами наиболее яркие случаи, когда не стоит верить страшному диагнозу.

1. Вам позвонили по телефону.

Увы, это самый распространенный обман, на который до сих покупаются многие люди, в основном пожилые. Схема мошенников очень простая: каким-то способом узнав о том, что вы недавно сдавали банальный анализ крови, вам звонят на домашний телефон (достать номер не составляет труда — базы телефонов не секретные). И начинается очень массированный развод.

Звонящий представляется главврачом крупной клиники (например, Онкоцентра на Каширке, Клинике при управделами Президента и т.д.) и говорит: «Ваши анализы очень плохие, они поступили к нам и мы увидели, что у вас рак». Разумеется, человек теряет волю и способность соображать.

Мошенники действует психологически точно, четко и быстро — пока человек не пришел в себя, трубку начинают передавать из рук в руки «главному онкологу», «главному онкохирургу» и т.д. И все эти «специалисты» будут убеждать вас, что необходима срочная госпитализация. Но пока вас не госпитализировали, вам нужно пропить таблеточки, «которые по соцпрограмме мы вам продадим по бросовой цене, а также нужен залог, чтобы забронировать палату».

Схема развода может слегка отличаться. Главное — выманить как можно больше денег и как можно быстрее.

И пожилые люди снимают все накопленные долгими годами «смертные» и отдают курьеру, который приезжает буквально в течение получаса.

Разумеется, потом не происходит никакой госпитализации.

Что делать:

Взять себя в руки и сказать: «Мне нужно срочно перезвонить сыну (дочери-мужу, племяннику)», кому угодно и бросить трубку.

Потом набрать номер своей поликлиники и спросить об анализах, рассказать всю ситуацию. Как правило, врачи в курсе того, как работают мошенники, и тут же разубедят вас в том, что у вас рак.

2. «Обрадовали» в частной клинике после сдачи анализов.

Тоже, к сожалению, не редкость. Раньше этим часто пользовались нечистые на руку клиники. Как правило, после того, как вы сдали анализы, вам также звонили и печально сообщали о проблемах. И обещали вылечить за баснословную сумму: «Главное не затягивать».

Что делать:

Сдать анализы в государственной, районной поликлинике или, если не доверяете государству, — в любой диагностической лаборатории.

3. Лаборант, глянув анализы, охнул и сказал «рак…»

— Диагностика рака — дело, действительно, тонкое и сложное, — говорит основатель одной из компаний по диагностике онкологических заболеваний Алексей Ремез. — Рак окончательно диагностируется только по результатам морфологического исследования (это гистология, иммуногистохимия). Другие исследования являются лишь предварительными. С помощью МРТ, КТ, ПЭТ КТ, эндоскопии можно «увидеть» новообразование, но нельзя с полной достоверностью утверждать, что это рак. Поэтому ни в коем случае никто из проводящих обследование не должен говорить о раке.

Отдельного внимания заслуживают анализы крови на онкомаркеры, регулярно приводящие пациентов к неправильным выводам. Отклонения от нормы онкомаркера не означают, что у пациента рак! Они лишь могут указать на необходимость дальнейшего обследования определенных органов. Это отклонение может быть вызвано банальной простудой или воспалением. Кроме того, известны случаи, когда даже на запущенных стадиях рака онкомаркеры были в норме.

Но бывают, увы, ошибки, приводящие к операции:

— Они связаны с квалификацией врача, исследующего гистологические стекла под микроскопом, особенно это касается иммуногистохимических методов — для верной трактовки результата требуются знания и опыт, — поясняет Алексей Ремез. — Например, иногда деление клеток при фиброаденоме или при пролиферирующем аденозе (доброкачественные состояния) может быть принято неопытным врачом за проявление злокачественности. Пациент с подобными заболеваниями будет направлен на операцию и тяжелое лечение после нее, хотя этого можно было избежать при проведении пересмотра гистологии высококвалифицированным специалистом.

Что делать:

Не верить. Сдать анализы в другие лаборатории. И слушать только врача, поскольку окончательное заключение может дать лишь онколог (см. Важно).

4. Гадалка сказала…

Вы можете сколько угодно говорить, что вас вылечил экстрасенс, что знаете случаи чудесного исцеления от рака после прикосновения к иконе. Все эти случаи могут быть — дело лишь в силе воли и степени развития заболевания. И вере, конечно.

НО ставить диагноз «рак» не имеет право никакая самая крутая гадалка. Если после постановки такого диагноза вы не ходили в поликлиники, чтобы сдать анализы, а лишь к той же гадалке, и через полгода она вас торжественно исцелила, значит не было никакого рака. Внушаемость — великая вещь.

Что делать:

Проверить диагноз с помощью официальной медицины (см. Кстати).

5. «Мы запустили новое оборудование, оно просканировало ваш мозг».

Вы не поверите, но бывают случаи из области фантастики, доходящие до маразма. Москвичи рассказывали о звонках мошенников: «Мы запустили новое оборудование на гирокоптере, оно летает по нашему району и сканирует всех людей. У вас обнаружили опухоль в мозгу!»

Бред, скажете? А ведь люди верят…

Что делать:

Смотри пункт 3.

ВАЖНО

Кто имеет право сообщить о диагнозе

Только врач-онколог или врач-гематолог (этот специалист занимается лечением лимфом).

— В свою очередь, эти врачи опираются на заключение врача-гистолога (врача-патоморфолога, это одно и то же), который тщательно изучает ткани под микроскопом в лабораторных условиях и дает свое заключение, — поясняет врач-онколог Андрей Корицкий. — Другие врачи, даже если они хорошие специалисты в других областях — например, гепатологи, нефрологи, — не имеют право ставить окончательный онкологический диагноз. Они могут его лишь предположить и направить на дальнейшие обследования. При этом пациенту заявляться об этом не должно. Потому что окончательный диагноз, опять-таки, может вынести только онколог.

КСТАТИ

Путь, который нужно пройти для правильной постановки диагноза

1. Вы заподозрили что-то неладное и обратились к терапевту. Или же у вас при диспансеризации обнаружили странную опухоль. Или онкомаркеры показали не то.

2. Вам прописывают массу исследований, лабораторных и инструментальных, например:

+ всевозможные анализы крови, биологических жидкостей,

+ УЗИ,

+ МРТ и (или) КТ,

+ эндоскопия (ФГДС, колоноскопия) и т.д..

На этом этапе может быть обнаружено новообразование, но определить его природу (злокачественное оно или доброкачественное) пока невозможно.

3. Терапевт дает направление пациенту в онкологический диспансер, где занимаются диагностикой и лечением онкологических заболеваний. Такие диспансеры есть в каждой области, обследование и лечение в них по направлению бесплатное.

4. В онкологическом диспансере пациенту проводят биопсирование — это забор тканей опухоли на гистологическое исследование. Затем эти кусочки тканей направляются в патоморфологическую лабораторию, где их обрабатывают и подготавливают, делая из них парафиновые блоки, а из блоков — гистологические стекла. Эти стекла изучает под микроскопом врач-патоморфолог и ставит диагноз.

5. На основании этого диагноза в соответствии с утвержденными стандартами для конкретного заболевания проводится лечение.

НА ЗАМЕТКУ

Перед тем, как пойти по направлению терапевта в онкологический диспансер, внимательно изучите, какие услуги вам обязаны оказать бесплатно. Для этого можно обратиться на сайт онкологического диспансера и изучить два списка — перечень бесплатных и платных услуг, оказываемых данным диспансером. Если врач в больнице не спешит оказать помощь или требует деньги за бесплатные услуги, необходимо обратиться к главному врачу учреждения. Если такое обращение не помогло, нужно звонить на горячую линию департамента здравоохранения региона либо отправить жалобу в письменном виде.

Если ваш вопрос не решен даже на региональном уровне, обращайтесь по телефону горячей линии Министерства здравоохранения Российской федерации: 8-800-200-03-89. Также к решению конфликта можно привлечь страховую компанию, полисом которой вы пользуетесь.

Как россиянка месяц жила с ошибочным страшным диагнозом

«Месяц назад мне поставили диагноз.
Рак.
Гистология показала, что у меня злокачественная сосудистая опухоль с длинным непонятным названием.
Закрывшись дома и проревев сутки, я решила, что не хочу умирать в 31 год и во что бы то ни стало вылечусь. Я переименовала слово “рак” в “краб”, запретила всем близким говорить на эту тему и, тем более, меня жалеть. Но, главное, я запретила себе жалеть себя и распускать нюни. Я поклялась, что никакой краб не станет моим знаменем и смыслом жизни, я буду жить также, как жила все это время. Также хохотать во весь голос, болтать без умолку и спорить с пеной у рта, путешествовать и верещать во время фильмов ужасов. Пока никто не видел, я злобно обращалась к Богу, небу, энергии, называйте, как угодно. У меня был один вопрос: «Зачем?» Болезни, как и любые испытания, даются нам для чего-то. Зачем мне болезнь, от которой умерли миллионы человек и моя мама? Чтобы стать сильнее? Но я и так не слабая. Зачем? Зачем?

Опухоль обнаружила массажист где-то полгода назад, но я не обратила на это никакого внимания, пока не прочитала текст Романа Супера “Когда твоя девушка больна”. Уже на следующее утро я была у терапевта. После того, как я сделала все анализы и компьютерные томограммы, мне сказали срочно оперироваться. “Я не могу ложиться в больницу, у меня подготовка к форуму. Может, помазать чем-нибудь от гематом, рассасывающим?” Роман Николаевич, мой хирург, посмотрел на меня как на умалишенную и продолжил объяснять, что завтра я должна быть госпитализирована и “что-нибудь от гематом” не уберет опухоль в четыре с половиной сантиметра. Но, устав со мной бороться, он все-таки согласился перенести операцию на месяц, когда я разберусь с работой.

Оперировали меня в госпитале МВД. Опухоль отправили на гистологию в лабораторию, которая ничего не смогла понять, поэтому продолжили исследование в Онкологический институт имени Герцена. Оттуда пришел ответ. Онкология подтвердилась.

Поговорив с моим лечащим врачом, которая вылечила рак два года назад, перерыв тонну информации о разбодяженных препаратах и врачах на онкоцентре на Каширке, я решила, что в России лечиться не буду. Было три пути – Германия, Израиль и США. Я выбрала Израиль, тогда еще здесь не бомбили. Мы отправили все документы в клинику в Тель-Авиве. Посмотрев заключения российских врачей, израильские забили тревогу и сказали срочно прилетать, нужна расширенная резекция (вторая операция), лучевая терапия и химиотерапия. И все это emergency! Мне запретили все: любые физические нагрузки, сауну, массаж, алкоголь, стресс, пребывание на солнце. Можно только ходить. Плавать было тоже нельзя из-за свежего шва.

Только сидя в Шереметьево, я узнала о бомбежках. Рекомендации всех врачей “Наташа, главное, не нервничать” летели коту под хвост. В клинике у меня забрали все стекла и гистоблоки, которые я привезла, взяли анализы и сделали ускоренную биопсию. Это исследование – стандартная процедура перед лечением. Ждать нужно было три дня. Я не знала, чем себя занять, загорать в стране с палящим солнцем мне нельзя, поэтому гулять можно только в тени. Мысли все только о предстоящей операции, химиотерапии и облысении. За этот месяц у меня появились первые седые волосы, но это все равно лучше, чем голова-коленка. Отвлекалась от всего этого я только, когда нас бомбили и эвакуировали.
Так получилось, что сюда приехала моя приятельница Марина, отдыхать с подругой. Вчера позвали меня на экскурсию в Иерусалим. Я терпеть не могу экскурсии, всегда путешествую сама, но одной было ехать опасно из-за бомбежек, и я согласилась. У нас был противный гид-прощелыга. Он водил нас только по прикормленным ювелирным магазинам и не рассказывал почти ничего. Это камень, это стена, эта башня, это храм. Мне было жутко скучно, хотелось ему врезать и вернуться в отель. Но посмотреть Храм Гроба Господня и постоять у Стены Плача все-таки хотелось сильнее. Нас высадили из автобуса и повели по старому городу к Храму, ХГГ, как называл его нам идиотский гид. Я начала молиться про себя: “Я не знаю, как ты это сделаешь, но сотвори чудо, я больше никогда ни о чем не попрошу. Ты же все можешь”. Мои истерические мысли прервал телефонный звонок. Звонил мой врач Ури.

На ватных ногах я пошла в храм. Дошла до Голгофы, строго посмотрела на распятие: «Ну, и шуточки у тебя. Я чуть с ума не сошла». Через полчаса, не помню как, мы оказались у Стены Плача. Весь день я сочиняла, что напишу на бумажке и как именно буду просить. Переживала, хватит ли мне одного крошечного листика, чтобы описать все свои терапии, операции, огромные суммы на лечение и душевные силы. Теперь я знала точно, что напишу. Только одно слово – спасибо.

И я точно знаю, зачем мне был дан этот адский месяц. Понять, кто готов быть рядом и в счастье и в горе, и в болезни и в здравии. Понять, что счастье здесь и сейчас и оно в мелочах. Понять, что это небо прекрасно, и это солнце прекрасно. И жара, и дождь, и холод, и снег. Что можно быть слабой и это не преступление. Что любить – это счастье. И ссориться – это счастье. Что друзья – это не те, кто чеканит «все будет хорошо», а те, кто может часами хохотать вместе с тобой, хотя ты по их глазам видишь, как им тяжело. Ради этого стоило поседеть. И всегда будет стоить».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *