Лимфаденопатия при мононуклеозе

Лимфаденопатии

Инфекционный мононуклеоз. Среди острых инфекционных болезней наиболее выраженная генерализованная лимфаденопатия отмечается при инфекционном мононуклеозе. Это наиболее типичное и характерное проявление болезни. При инфекционном мононуклеозе увеличиваются все группы пе­риферических лимфатических узлов, доступных для пальпации, а при рентгенологическом исследовании может быть выявлено увеличение бронхиальных лимфатических узлов. У отдельных больных могут наблюдаться признаки мезаденита, но это является скорее исключением.

Увеличение лимфатических узлов при инфекционном мононуклеозе выяв­ляется с первых дней и сохраняется на всем протяжении болезни, а иногда и в периоде реконвалесценции. Лимфатические узлы эластической консистенции— чувствительные или болезненные при пальпации. Увеличение лимфатических узлов средней выраженности, до формирования бубонов дело не доходит Не происходит также и нагноения лимфатических узлов. Степень увеличения от­дельных групп лимфатических узлов неодинакова, причем у разных больных преобладает увеличение разных групп. Например, у одних больных увеличены больше паховые лимфатические узлы, у других шейные или подмышечные, иногда бывает, что все группы лимфатических узлов правой половины тела увеличены сильнее, чем левой, и наоборот. Все же более часто наибольшее увеличение отмечается в области шейных и подмышечных лимфатических узлов. В результате шейной лимфаденопатий может наолюдаться лимфостаз, что приводит к одутловатости лица. После нормализации размеров лимфатических узлов признаки лимфостаза исчезают. Стойкого димфостаза и слоновости после инфекционного мононуклеоза не развивается.

Клиническая симптоматика инфекционного мононуклеоза настолько свое­образна, что дифференцирование его от других инфекционных лимфаденопатий больших трудностей не представляет. Помимо увеличения лимфатических узлов, наиболее типичными проявлениями этой болезни являются лихорадка, увеличение печени и селезенки, тонзиллит и изменения периферической крови. Длительность лихорадки при мононуклеозе может колебаться в широких пределах, характер температурной кривой может быть также различным (по­стоянная, волнообразная и др.). Лихорадка чаще продолжается от 1 до 3 нед. Характерно, что антибиотики и антибактериальные химиопрепараты не оказывают существенного влияния на длительность лихорадки и характер темпера­турной кривой.

Увеличение печени и селезенки выявляется иногда уже со 2.,.3-го дня болезни, реже в конце первой недели. Характерно значительное увеличение се­лезенки, за счет быстрого увеличения и растяжения ее капсулы появляются боли в области левого подреберья, а также выраженная болезненность органа при пальпации. В редких случаях летальных исходов основной причиной смер­ти служит разрыв селезенки. Печень также увеличена более значительно, чем при тифо-паратифозных заболеваниях. Может развиться желтуха (моно-нуклеозный гепатит). Активность сывороточных ферментов (АлАТ, АсАТ) даже у больных без желтухи повышена, постоянно отмечается и повышение активности щелочной фосфатазы.

Тонзиллит при инфекционном мононуклеозе наблюдается почти у всех больных. Однако сроки его возникновения могут колебаться. У одних больных он появляется с первого дня болезни, у других развивается наi 3…4-й день, а иногда и в более поздние сроки. Характер поражения миндалин бывает различным. У одних больных может быть катаральный воспалительный процесс, у других развиваются некротические изменения с фибринозными налетами, весь­ма напоминающими дифтерийные. Однако в отличие от дифтерии зева налеты не выходят за пределы миндалин. При инфекционном мононуклеозе налеты более рыхлые и более желтоватого цвета. Типичных фолликулов (мелких гной­ничков в толще тканей небных миндалин, просвечивающих через слизистую оболочку) при инфекционном мононуклеозе не бывает, хотя в литературе пи­шут иногда о возможности подобных изменений. После отторжения фибринозного налета образуются эрозии, на поверхности которых скапливается гнойное отделяемое, возникающее за счет наслоения бактериальной микрофлоры. Иногда видно гнойное отделяемое из лакун, т. е. при фарингоскопии отмечается картина, характерная для лакунарной ангины. Однако при этом не наблюдается стадии фолликулярного тонзиллита, которая является обязательной для стрептококковой лакунарной ангины. При использовании антибиотиков, в ча­стности пенициллина, изменения в зеве не претерпевают особой динамики.

Изменения крови при этой болезни являются настолько характерными и постоянными, что они и послужили основанием для названия «мононуклеоз». Количество лейкоцитов увеличивается, как правило, уже с первых дней болезни (до 12…15) • 109/л. Наиболее существенными изменениями являются резкое уменьшение количества нейтрофилов (до 10…15 %) и преобладание одноядерных элементов. Причем, помимо моноцитов и лимфоцитов, появляются так называемые атипичные мононуклеары. Изменения лейкоцитарной форму­лы длительно сохраняются и в период выздоровления (до 3 мес и более).

Сочетание этих проявлений болезни является достаточным для дифференциальной диагностики. Для подтверждения диагноза инфекционного моно-нуклеоза используются различные варианты реакции гетерогемагглютинации (Пауля—Буннеля, ХД/ПБД, Ловрика, Гоффа и Бауера, Ли—Давидсона и др.). Специфическая реакция (РСК с антигеном из вируса Эпстайна — Бар) пока еще не вошла в широкую практику.
Корь протекает с лимфаденопатией, причем в большей степени увеличены шейные, затылочные, подмышечные лимфатические узлы. Симптоматика кори настолько типична, что дифференцировать ее от других лимфаденопатий не представляет сложности. Иногда возникают трудности при дифференцирова­нии кори от атипичных форм инфекционного мононуклеоза, при котором появ­ляется макулопапулезная кореподобная сыпь. Однако при мононуклеозе от­сутствует этапность высыпания, нет выраженного конъюнктивита, пятен Бель-ского — Филатова — Коплика и других проявлений кори. При кори, наоборот, отсутствует увеличение печени и селезенки и нет типичных для мононуклеоза изменений гемограммы.

Может быть сочетание генерализованной лимфаденопатий и пятнистой кореподобной сыпи при лекарственной токсико-аллергической реакции (ал­лергическая токсидермия). Но в этом случае нет выраженной лихорадки, при­знаков общей интоксикации, этапности. высыпания, пятен Бельского—Фила­това — Коплика, а также других клинических проявлений кори.

Краснуха почти всегда протекает с лимфаденопатией. Для этой болезни характерно преимущественное увеличение задних шейных и затылочных лимфатических узлов. В некоторых случаях приходится дифференцировать от ко­ри, при которой эти группы лимфатических узлов также бывают увеличенными. Однако при краснухе увеличены в основном упомянутые группы лимфоузлов, а при кори в процесс вовлечены и другие группы. При проведении дифферен­циальной диагностики основное значение имеют другие проявления кори и краснухи. Краснуха протекает легче, чем корь. сыпь появляется с первого дня (при кори — с 4-го дня) сразу по всему телу, мелкопятнистая, не имеет тенденции к слиянию и не оставляет после себя пигментации. Конъюнктивит отсутствует или слабо выражен, менее выражены воспалительные изменения верхних отделов респираторного тракта, нет пятен Бельского — Филатова — Коплика.

Для специфического подтверждения диагноза как при кори, так и при краснухе можно использовать серологические реакции (исследуются парные сыворотки), однако в подавляющем большинстве случаев различить эти бо­лезни можно на основании клинической симптоматики, учитывая при этом и эпидемиологические данные (контакт с больными, заболеваемость в коллекти­ве или в семье).

Аденовирусные и парагриппозные острые респираторные заболевания часто (больше чем у половины больных) сопровождаются умеренно выражен­ным увеличением лимфатических узлов, преимущественно углочелюстных, заднешейных, затылочных. Это характерно не только для фаринго-конъюнктивальной лихорадки, но и для других форм аденовирусной инфекции и для пара-гриппа. Значительно реже лимфаденопатия может наблюдаться при ОРЗ, вызванных PC-вирусами.

Картина острого воспаления дыхательных путей (ринит, фарингит, ларин­гит, трахеит, бронхит) позволяет выделить эту группу болезней из числа других заболеваний, протекающих с лимфаденопатией. Особенности отдельных ОРЗ позволяют дифференцировать их между собой. Например, при аденовирусных респираторных заболеваниях в процесс часто вовлекаются глаза (конъюнкти­вит, реже кератит), при парагриппе часто поражается гортань, а при РС-вирусных заболеваниях на первый план выступают признаки бронхита и бронхиолита.

Брюшной тиф, несколько реже паратифы А и В могут также протекать с генерализованной лимфаденопатией, при которой, помимо мезаденита, во­влекаются в процесс почти все группы периферических лимфатических узлов. Вероятно, это происходит в результате гематогенной диссеминации микробов. Лимфаденопатия появляется рано (на 3…5-Й день болезни), когда нет еще характерных для тифо-паратифозных заболеваний проявлении (экзантемы, увеличения печени и селезенки). Это вызывает большие трудности При проведе­нии дифференциальной диагностики в начальный период болезни. В частности, сходная картина может наблюдаться в начальном периоде инфекционного мононуклеоза. Однако при тифо-паратифозных заболеваниях в начальном пе­риоде отсутствуют поражения зева (ангина Дюге наблюдается очень редко и развивается в более поздние сроки болезни. Резко различается картина крови: лейкоцитоз и преобладание мононуклеаров при инфекционном мононуклеозе, лейкопения и нейтропения при брюшном тифе. В начальный период диагноз брюшного тифа и паратифов может быть надежно установлен лишь при выделении возбудителей из крови. В разгаре (с 7…9-го дня болезни) диаг­ноз брюшного тифа и паратифов может устанавливаться на основании харак­терной клинической симптоматики, что значительно облегчает проведение дифференциальной диагностики.

Листериоз часто протекает с увеличением лимфатических узлов, преиму­щественно периферических, хотя у отдельных больных могут появляться и симптомы мезаденита. Иногда лимфаденопатия в клинической картине выступает на первый план ив классификации клинических форм выделяются даже железистые формы листериоза . Однако увеличение периферических лимфатических узлов отмечается и при других клинических формах листериоза (ангинозно-септической, глазо-железистой и тифоподобной). Ангинозно- септическая форма листериоза характеризуется наличием лихорадки, тонзиллита и увеличением печени и селезенки, напоминая тем самым инфекционный мононуклеоз. Одно время считали даже, что возбудителями мононуклеоза являются листерии. Существенным отличием листериоза от мононуклеоза являются более тяжелое течение болезни, гектическая или неправильная лихорадка с больши.ми суточными размахамй, повторными ознобами Слотами. Могут быть вторичные септические очаги в виде эндокардита, менингита и др.
Железистые формы листериоза характеризуются лимфаденопатией, высо­кой лихорадкой (39…40°С), симптомами общей интоксикации (головная боль, бессонница, мышечные боли). Начало заболевания острое, иногда внезапное. повышение температуры тела сопровождается выраженным ознобом (при тифо-паратифозныхзаболеваниях начало более постепенное). Уже на первой недели болезни у многих бпдьных выявляется крупнопятнистая экзантема, нередко сливающаяся в эритематозные поля в области крупных суставов, а на лице образующая фигуру «бабочки». В отличие от инфекционного мононуклеоза, при железистой форме нет поражения миндалин.
Тифоподобная форма листериоза в отличие от ангинозно-септической протекает несколько легче, при ней не появляются вторичные гнойные очаги, отсутствует тонзиллит. От железистых форм отличается более тяжелым тече­нием и менее выраженной степенью увеличения периферических лимфоузлов. При дифференциальной диагностике необходимо исключить тифо-паратифозные заболевания, основными отличиями листериоза являются более острое начало болезни, раннее увеличение печени и селезенки (3…4-й день болезни). отсутствие характерной для брюшного тифа экзантемы.

Листериозотличаетсяотинфекционногомононуклеоза характером гемограммы (нет выраженного преобладания мононуклеарных элементов и отсутствуют атипичные мононуклеары), отрицательными реакциями гетерогем-агглютинации. Окончательным подтверждением диагноза является выделе­ние листерии, для чего проводят исследование различных материалов (кровь, спинномозговая жидкость, смывы из зева, моча) в зависимости от клиниче­ской формы болезни. Серологическое исследование проводят с парными сыво­ротками, взятыми с интервалами в 10…14 дней. Используется реакция агглюти­нации и РСК с листериозным антигеном. Диагностическим считается нарастание титра антител в 4 раза и более. Выпускается также специальный листериозный аллерген для постановки внутрикожной пробы, который вводят по 0,1 мл внутрикожно, результаты аллергической пробы учитывают через 24 ч. Положи­тельной считается проба при наличии гиперемии и инфильтрации кожи на участке диаметром 10 мм и более.

Хронические инфекционные лимфаденопатии характеризуются длитель­ным многомесячным течением. Степень увеличения лимфатических узлов мо­жет быть умеренной (бруцеллез, токсоплазмоз) или резко выраженной (синдром лимфаденопатии и синдром приобретенного иммунодефицита). Кроме то­го, длительные лимфаденопатии наблюдаются и при неинфекционных болезнях.
Бруцеллез всегда протекает с лимфаденопатией как в острый период (остросептическая форма бруцеллеза), так и при хроническом течении. Остросептическая форма бруцеллеза характеризуется высокой лихорадкой (39…40°С), однако она переносится больным относительно удовлетворительно, других признаков общей интоксикации почти нет. Больной с высокой температурой тела может ходить, читать книги, иногда продолжает работать. К концу первой недели болезни появляется лимфаденопатия. в то же время отмечается увели­чение печени и селезенки. Лимфатические узлы в отличие от хронических форм бруцеллеза мягкоэластической консистенции, болезненные или чувствительные при пальпации. Увеличены все группы лимфатических узлов и довольно равно­мерно. Признаков мезаденита при бруцеллезе не выявляется.

При переходе остросептического бруцеллеза во вторично-хроническую метастатическую форму размеры лимфатических узлов несколько уменьшаются, отдельные узлы склерозируются, становятся плотными, безболезненными при пальпации. Если же наступает переход остросептическои формы во вторич­но-латентную, то размеры лимфатических узлов могут полностью нормализо­ваться или же лймфадения выражена весьма слабо.

Для хронических форм бруцеллеза характерно сочетание различных по степени увеличения и стадии развития воспалительного процесса лимфати­ческих узлов. Наряду с увеличенными болезненными при пальпации лимфати­ческими узлами, отмечаются мелкие, плотные, безболезненные при пальпации лимфатические узлы. Подчеркивая относительно небольшое увеличение лим­фатических узлов при бруцеллезе, Н.И.Рагоза обозначал его как «микрополиаденит», а плотные шарообразные склерозированные лимфатические узлы сравнивал с дробинками. Такая пестрота изменений лимфатических узлов иногда наблюдается и при других хронических инфекционных болезнях, на­пример при токсоплазмозе. Для диагностирования бруцеллеза одной лимфаденопатии, конечно, недостаточно; нужно тщательно обследовать больного для выявления возможных других признаков хронического бруцеллеза.

Для вторично-хронических метастатических форм бруцеллеза характерно наличие в анамнезе указания на перенесенный остросептический (острый) бруцеллез. Первично-хроническая метастатическая форма начинается сразу с органных проявлений, минуя острую фазу. Для диагностики имеет значение эпидемиологический анамнез, в частности пребывание в эндемичной по бруцеллезу местности (Казахстан, Ставропольский край, Закавказье и др.), контакт с животными. Проявлением хронических форм бруцеллеза, кроме лимфаденопатии, являются очаги или метастазы бруцеллеза. Чаше всего (у 90 % больных) поражается опорно-двигательный аппарат. Наблюдаются различные со­четания артритов, периартритов, бурситов, сакроилеитов, миозитов, фибрози-тов. Поражаются преимущественно крупные суставы. В результате артритов может развиться ограничение подвижности в суставах. Своеобразными изменениями являются фиброзиты (целлюдиты)—это инфекционные гранулемы, расположенные в подкожной клетчатке. В первые дни после появления они болезненны при пальпации, размеры их варьируют в широких пределах (0,5… 3 см), обычно они овоидной формы, иногда в виде тяжей. Локализуются они в подкожной клетчатке предплечий, голеней и чаще в области поясницы, крестца, спины. В дальнейшем они уменьшаются в размерах, становятся более плотными и безболезненными. Они могут полностью рассосаться или же склерозируются и тогда пальпируются в виде плотных безболезненных образований, которые длительное время выявляются без особой динамики. На 2-м месте по частоте стоит поражение периферической нервной системы (y 30-40% больных) в виде невритов, полиневритов, радикулитов. Изменения ЦHC проявляются в виде функциональных неврозоподобных состояний. Очень редко раз­виваются энцефалиты, миелиты, менингоэнцефалиты. На 3-м месте по частоте стоят изменения половой системы, у мужчин в виде орхитов и эпидидимитов, у женщин часто возникают самопроизвольные выкидыши, а также различные воспалительные заболевания матки и придатков. Могут поражаться при бру­целлезе и другие органы, но это отмечается реже.

Своеобразная клиническая картина и эпидемиологические данные позво­ляют достаточно надежно проводить клиническую дифференциальную диагностику. Для специфического подтверждения диагноза можно использовать ал­лергическую пробу с бруцеллином (проба Бюрне), которая у больных бруцел­лезом всегда положительная. Однако нужно учитывать, что эта проба бывает положительной и у привитых против бруцеллеза. В качестве ориентировочной можно использовать реакцию Хеддлсона, однако она нередко дает неспецифи­ческие положительные результаты, поэтому дополнительно нужно ставить бо­лее информативную и специфическую реакцию агглютинации (реакция Райта) со специфическим антигеном. Используют также РСК с бруцеллезным антиге­ном. Выделение возбудителей проводят редко, так как работы с возбудителем бруцеллеза можно производить лишь в специально оборудованных лабора­ториях.
Хронический токсоплазмоз почти всегда (у 90 % больных) протекает с генерализованной лимфаденопатией. В отличие от бруцеллеза примерно у по­ловины больных токсоплазмозом выявляются симптомы мезаденита. Общая характеристика лимфаденопатии при хроническом бруцеллезе и хроническом токсоплазмозе в общем сходна. В первое время увеличенный лимфатический узел имеет мягкоэластическую консистенцию, отмечается выраженная его болезненность при пальпации, а иногда бывают и самопроизвольные боли, не­редко больные сами обращают внимание, что у них появилась болезненная припухлость в области лимфатических узлов; в дальнейшем размеры увеличен­ного лимфатического узла несколько уменьшаются, болезненность исчезает, а консистенция становится более плотной. Все группы лимфатических узлов в патологический процесс вовлекаются равномерно. В последующем, как и при бруцеллезе, отдельные лимфатические узлы склерозируются, становятся плот­ными и длительно сохраняются в таком виде без дальнейшей динамики. Только по особенностям лимфаденопатии проводить дифференциальную диагностику трудно, можно лишь отметить, что при токсоплазмозе увеличение лимфати­ческих узлов выражено несколько больше, чем при бруцеллезе. Решает вопрос о нозологической форме наличие других проявлений болезни, характерных для хронического токсоплазмоза.

Основными симптомами для дифференциальной диагностики хроническо­го токсоплазмоза являются следующие: длительный субфебрилитет (у 90 % больных), часто мезаденит, миозиты, поражение миокарда, хориоретинит. Для исключения бруцеллеза можно поставить пробу Бюрне, при токсоплазмозе она отрицательная. Проба с токсоплазмином, если она отрицательная, позволяет исключить токсоплазмоз, но если она положительная, то это говорит лишь о наличии инфицированности, которая наблюдается у 25…30 % всего населения и поэтому не является подтверждением диагноза токсоплазмоза, так же как и положительные серологические реакции, выявляющие наличие противотоксоплазмозных антител. Решает диагностику токсоплазмоза только совокупность клинических проявлений данного заболевания. При необходимости проводят специальные исследования, для того чтобы исключить сходные с токсоплазмозом заболевания.

Синдром лимфаденопатии (СЛАП), инргда его называют «синдром персистирующей лимфаденопатии», «пре-СПИД» (т. е. предвестник синдрома при­обретенного иммунодефицита), хотя это наименование в последнее время ис­пользовать не рекомендуется, так как не во всех случаях лимфаденопатия пере­ходит в СПИД, а диагноз последнего слишком серьезен, чтобы диагностировать даже начальные его проявления без достаточного обоснования.

После появления и распространения СПИДа было обращено внимание, что участились случаи генерализованного увеличения лимфатических узлов у молодых здоровых до того лиц. При обследовании лиц с необъяснимой хрони­ческой лимфаденопатией были выявлены нарушения иммунитета, характерные для СПИДа. У части из этих лиц в дальнейшем действительно развивалась развернутая клиническая симптоматика, характерная для СПИДа. Однако у некоторых лиц с длительной лимфаденопатией СПИД не развивается, что и послужило основанием для отказа от термина «пре-СПИД». Основным клиническим критерием для выделения синдрома лимфаденопатии является отсутствие конкретной. связанной^ каким-либо заболеванием причины, обусловли­вающейувеличение лимфоузлов. Самочувствие больных, по крайней мере в первые месяцы существования лимфаденопатии, остается хорошим, больные сохраняют трудоспособность. Особенностью этой клинической формы является увеличение всех или многих групп лимфатических узлов. Некоторые группы лимфатических узлов (например, шейные) увеличены сильнее, чем остальные. Размеры лимфатических узлов различны, но они достаточно большие (до 2… 3 см и более) по сравнению с инфекционными генерализованными лимфаденопатиями.

Лимфатические узлы мягкоэластической консистенции, умеренно или слабо болезненные при пальпации. Характерной особенностью является длительное существование лимфаденопатии (в отличие от острых инфекционных лимфаде-нопатий) без обратной динамики, т. е. лимфатические узлы не уменьшаются в размерах, а чаще нарастает их увеличение или же они сохраняются в прежнем размере. В отличие от СПИДа у подобных больных нет проявлений вторичных, так называемых оппортунистических инфекций. У части больных появляется астенизация, причем слабость обычно прогрессирует, может быть снижение массы тела. Клинические проявления отмечаются обычно накануне перехода лимфаденопатии в СПИД. Таким больным необходимо проводить в динамике комплекс иммунологических наблюдений для своевременного выяв­ления нарушений иммунитета, свойственных СПИДу. При дифференциальной диагностике необходимо исключать также другие причины генерализованной лимфаденопатии.
Синдром приобретенного иммунодефицита (СПИД) описан впервые в 1981 г. и за короткий срок распространился во многих странах. Выявлены случаи заболевания и в нашей стране. В клинической симптоматике СПИДа одним из характерных и ранних проявлений является генерализованное увеличение лимфатических узлов. Лимфаденопатия наблюдается почти у всех больных. Увеличены все группы периферических лимфатических узлов (шейные, подмышечные, паховые). Размеры узлов 2…3 см в диаметре, они умеренной плот­ности, чувствительные или болезненные при пальпации. не спаяны между собой и с окружающими тканями, контуры их ровные. Иногда отмечается болезненность при пальпации в области мезентериальных лимфатических узлов. Генерализованная лимфаденопатия является одним из ранних клинических признаков СПИДа, который первое время может быть почти единственным. Затем появляется слабость, повышается температура тела (вначале субфебрильная, затем достигает фебрильного уровня—38…39°С). При присоединении вторичной инфекции лихорадка носит неправильный (септический) характер с большими суточными размахами. Появляются и прогрессивно нарастают слабость, общее недомогание, снижается работоспособность. Характерно снижение массы тела (на 10…20 кг).

В дальнейшем в клинических проявлениях СПИДа на первый план начи­нают выступать симптомы наслоившихся инфекционных болезней или опухолевых процессов. Лимфатические узлы в этот период или несколько увеличивают­ся по сравнению с начальным периодом, или же размеры их остаются без су­щественной динамики, однако генерализованная лимфаденопатия сохраняется почти во всех случаях и в периоде разгара СПИДа. Почти у половины больных возникают поражения легких (легочный тип СПИДа), чаще развивается пневмоцистная пневмония, которая протекает очень тяжело и приводит к летальному исходу в 90…100 % случаев. Появляются боли в груди, усиливающиеся при вдохе, кашель, одышка, цианоз, рентгенологически выявляются множественные инфильтраты в легочной ткани. Так же тяжело протекают поражения легких, обусловленные легионеллой, цитомегаловирусами, грибами (аспергиллез, кандидоз), тяжело протекает и респираторный криптоспороидоз.

У 30 % больных СПИДом, кроме генерализованной лимфаденопатии и признаков общей интоксикации, на первый план в клинической картине высту­пают поражения ЦНС. Чаще развивается картина энцефалита, обусловленного генерализованной трксоплазмозной инфекцией, реже — цитомегаловирусной и герпетической Признаки энцефалита могут сочетаться с проявлениями серозного менингита. Поражение головного мозга может быть обусловлено и опухолями (первичная и вторичная лимфома головного мозга).

При желудочно-кишечном типе СПИДа, наряду с общими проявлениями и генерализованной лимфаденопатией, отмечается длительная диарея с потерей массы тела и картиной энтерита, обусловленного чаще криптоспороидозом. Иногда развивается картина септического заболевания, обусловленного раз­личными наслоившимися микроорганизмами. Примерно у 30 % больных СПИДом возникает саркома Капощи. В обычных условиях это редкое заболе­вание, развивающееся у пожилых лиц и протекающее с преимущественным поражением кожи нижних конечностей. Саркома Калоши у больных СПИДом имеет ряд особенностей: поражает молодых лиц, захватывает не только кожу (образуются темные пятна, бляшки, узлы), но и многие группы лимфатических узлов, слизистые оболочки, протекает более агрессивно.

При проведении дифференциальной диагностики лимфаденопатии, связанной со СПИДом, нужно учитывать эпидемиологические факторы (передача вируса-возбудителя половым путем, особенно у гомосексуалистов, при гемотрансфузиях, пользовании нестерильными иглами и шприцами), наличие выраженной стойкой и прогрессирующей лимфаденопатии, появление саркомы Капоши у лиц моложе 60 лет, лимфомы головного мозга, тяжелых поражений легких и ЦНС. При подозрении на СПИД проводятся тщательное наблюдение и всестороннее, включая иммунологическое, серологическое и вирусологиче­ское, обследование больного. Диагноз СПИДа может быть окончательно уста­новлен лишь коллегиально в установленном порядке.

Достарыңызбен бөлісу:

Мононуклеоз: причины, признаки, течение, диагностика, как лечить

Инфекционный мононуклеоз – это одна из наиболее распространенных вирусных инфекций на земле: по статистике 80-90% взрослых людей имеют в крови антитела к возбудителю болезни. Им является вирус эпштейн-барра, названный так по фамилиям вирусологов, открывших его в 1964 году. Наиболее подвержены мононуклеозу дети, подростки и молодые люди. У лиц старше 40 лет он развивается крайне редко, так как до этого возраста формируется стойкий иммунитет в результате перенесенной инфекции.

Особую опасность вирус представляет для людей старше 25 лет, беременных женщин (при условии первичного заражения), так как вызывает тяжелое течение болезни, присоединение бактериальной инфекции, может послужить причиной выкидыша или мертворождения. Своевременная диагностика и грамотное лечение существенно снижают риск развития подобных последствий.

Возбудитель и пути передачи

Причина мононуклеоза – вирус Эпштейна-Барр – это крупный ДНК-содержащий вирус, представитель 4-го типа семейства герпесвирусов. Он обладает тропностью к В-лимфоцитам человека, то есть способен проникать в них благодаря специальным рецепторам на поверхности клеток. Вирус встраивает свою ДНК в клеточную генетическую информацию, чем искажает ее и повышает риск мутаций с последующим развитием злокачественных опухолей лимфатической системы. Доказана его роль в развитии лимфомы Беркитта, хождскинской лимфомы, назофарингеальной карциномы, карциномы печени, слюнных желез, вилочковой железы, органов дыхательной и пищеварительной систем.

Вирус представляет собой нить ДНК, компактно упакованную в белковую оболочку – капсид. Снаружи конструкцию окружает внешняя оболочка, образованная из мембраны клетки, в которой была собрана вирусная частица. Все перечисленные структуры являются специфическими антигенами, так как в ответ на их внедрение организм синтезирует иммунные антитела. Обнаружение последних используют для диагностики инфекции, ее стадии и контроля выздоровления. Всего вирус Эпштейн-Барра содержит 4 значимых антигена:

  • EBNA (Epstein-Barr nuclear antigen) – содержится в ядре вируса, является составной частью его генетической информации;
  • EA (early antigen) – ранний антиген, белки вирусного матрикса;
  • VCA (Viral capsid antigen) – белки капсида вируса;
  • LMP (latent membrane protein) – белки вирусной мембраны.

Источником возбудителя является человек больной любой формой инфекционного мононуклеоза. Вирус слабо заразен, поэтому для передачи требуется длительный и тесный контакт. У детей превалирует воздушно-капельный путь передачи, также возможна реализация контактного пути – через обильно ослюненные игрушки и предметы обихода. У подростков и людей старшего возраста вирус зачастую передается во время поцелуев со слюной, при половых контактах. Восприимчивость к возбудителю высокая, то есть большинство зараженных впервые заболевают инфекционным мононуклеозом. Однако, на долю бессимптомных и стертых форм болезни приходится более 50%, поэтому часто человек не знает о перенесенной инфекции.

Вирус Эпштейн-Барра неустойчив во внешней среде: погибает при высушивании, воздействии солнечных лучей и любых дезинфицирующих средств. В организме человека он способен сохраняться пожизненно, встроившись в ДНК В-лимфоцитов. В связи с этим существует еще один путь передачи – гемоконтактный, заражение возможно при переливании крови, пересадке органов, инъекционном употреблении наркотиков. Вирус вызывает формирование стойкого пожизненного иммунитета, поэтому повторные атаки болезни – это реактивация дремлющего в организме возбудителя, а не новое инфицирование.

Механизм развития болезни

Вирус Эпштейн-Барра попадает со слюной или ее капельками на слизистую оболочку ротовой полости и закрепляется на ее клетках – эпителиоцитах. Отсюда вирусные частицы проникают в слюнные железы, иммунные клетки – лимфоциты, макрофаги, нейтрофилы и начинают активно размножаться. Происходит постепенное накопление возбудителя и заражение все новых клеток. Когда масса вирусных частиц достигает определенной величины, их присутствие в организме включает механизмы иммунного ответа. Особый вид клеток иммунитета – Т-киллеры – уничтожают зараженные лимфоциты, в связи с чем в кровь выбрасывается большое количество биологических активных веществ и вирусных частиц. Их циркуляция в крови приводит к повышению температуры тела и токсическому поражению печени – в этот момент появляются первые признаки болезни.

Особенностью вируса Эпштейн-Барра является его способность ускорять рост и размножение В-лимфоцитов – происходит их пролиферация с последующим преобразованием в плазматические клетки. Последние активно синтезируют и выделяют в кровь белки иммуноглобулины, что, в свою очередь, вызывает активацию другого ряда клеток иммунитета – Т-супрессоров. Они вырабатывают вещества, призванные подавить излишнюю пролиферацию В-лимфоцитов. Нарушается процесс их созревания и переход в зрелые формы, в связи с чем в крови резко возрастает количество мононуклеаров – одноядерных клеток с узким ободком цитоплазмы. По сути, они являются незрелыми В-лимфоцитами и служат наиболее достоверным признаком инфекционного мононуклеоза.

Патологический процесс приводит к увеличению размеров лимфоузлов, так как именно в них происходит синтез и дальнейший рост лимфоцитов. В небных миндалинах развивается мощная воспалительная реакция, внешне неотличимая от ангины. В зависимости от глубины поражения слизистой оболочки ее изменения варьируют от рыхлости до глубоких язв и налета. Вирус Эпштейн-Барра угнетает иммунный ответ за счет некоторых белков, синтез которых происходит под влиянием его ДНК. С другой стороны, зараженные клетки эпителия слизистой оболочки активно выделяют вещества, инициирующие воспалительную реакцию. В связи с этим постепенно нарастает количество антител к вирусу и специфического противовирусного вещества – интерферона.

Большая часть вирусных частиц выводится из организма, однако в организме человека пожизненно сохраняются В-лимфоциты со встроенной ДНК вируса, которую они передают дочерним клеткам. Возбудитель изменяет количество синтезируемых лимфоцитом иммноглобулинов, поэтому может привести к осложнениям в виде аутоиммунных процессов и атопических реакций. Хронический мононуклеоз с рецидивирующим течением формируется в результате недостаточного иммунного ответа в острую фазу, из-за чего вирус ускользает от агрессии и сохраняется в достаточном количестве для обострений болезни.

Клиническая картина

Мононуклеоз протекает циклично и в его развитии можно четко выделить определенные стадии. Инкубационный период длится от момента заражения до первых признаков болезни и занимает в среднем от 20 до 50 недель. В это время происходит размножение вируса и накопление его в достаточном для массивной экспансии количестве. Первые признаки болезни возникают в продромальный период. Человек ощущает слабость, повышенную утомляемость, раздражительность, боли в мышцах. Продолжается продрома в течение 1-2 недель, после чего наступает разгар болезни. Обычно человек заболевает остро с повышения температуры тела до 38-39 градусов С, боли в горле, увеличения лимфоузлов.

Симптомы мононуклеоза

Наиболее часто поражаются лимфатические узлы шеи, затылка, локтевого сгиба и кишечника. Размер их варьирует от 1,5 до 5 см, при пальпации человек ощущает незначительную болезненность. Кожа над лимфоузлами не изменена, они не спаяны с подлежащими тканями, подвижные, упруго-эластической консистенции. Выраженное увеличение лимфатических узлов кишечника приводит к болям в животе, пояснице и нарушению пищеварения. Значительно, вплоть до разрыва, увеличивается селезенка, так как она относится к органам иммунной системы и в ней залегает большое количество лимфатических фолликулов. Этот процесс проявляется сильной болью в левом подреберье, которая увеличивается при движении и физической нагрузке. Обратное развитие лимфоузлов происходит медленно, в течение 3-4 недель после выздоровления. В некоторых случаях полиаденопатия сохраняется длительно, от нескольких месяцев до пожизненных изменений.

Температура при мононуклеозе – один из наиболее частых симптомов мононуклеоза. Лихорадка длится от нескольких суток до 4-х недель, может неоднократно меняться на протяжении болезни. В среднем она начинается с 37-38 градусов С, постепенно возрастая до 39-40 градусов С. Несмотря на длительность и выраженность лихорадки общее состояние больных страдает мало. В основном они сохраняют активность, отмечается лишь снижение аппетита и повышенная утомляемость. В некоторых случаях больные испытывают такую выраженную мышечную слабость, что не могут устоять на ногах. Подобное состояние редко длится более 3-4 дней.

Другой постоянный признак мононуклеоза – ангиноподобные изменения ротоглотки. Небные миндалины увеличиваются в размерах настолько сильно, что могут полностью перекрывать просвет зева. На их поверхности часто образуется налет бело-серого цвета в виде островков или полосок. Появляется он на 3-7 день болезни и сочетается с болью в горле и резким подъемом температуры. Также увеличивается носоглоточная миндалина, с чем связано затруднение носового дыхания и храп во сне. Задняя стенка глотки становится зернистой, слизистая ее гиперемирована, отечна. Если отек спускается вниз в гортань и затрагивает голосовые связки, то у больного возникает осиплость голоса.

Поражение печени при мононуклеозе может быть бессимптомным и с выраженной желтухой. Печень увеличивается в размерах, на 2,5-3 см выступает из-под реберной дуги, плотная, чувствительная при пальпации. Боли в правом подреберье не связаны с приемом пищи, усиливаются при физической нагрузке, ходьбе. Больной может заметить незначительное пожелтение склер, изменение оттенка кожи на лимонно-желтый. Изменения длятся недолго и бесследно проходят за несколько дней.

Инфекционный мононуклеоз у беременных женщин – это, как правило, реактивация вируса Эпштейн-Барра, связанная с физиологическим снижением иммунной защиты. Заболеваемость увеличивается к концу беременности и составляет около 35% от общего числа будущих матерей. Проявляется болезнь лихорадкой, увеличением печени, ангиной и реакцией лимфатических узлов. Вирус может проникать через плаценту и поражать плод, что происходит при высокой концентрации его в крови. Несмотря на это, инфекция у плода развивается редко и представлена обычно патологией глаз, сердца, нервной системы.

Сыпь при мононуклеозе появляется в среднем на 5-10 день болезни и в 80% процентов случаев связана с приемом антибактериального препарата – ампициллина. Она носит пятнисто-папулезный характер, элементы ее ярко-красного цвета, располагаются на коже лица, туловища и конечностей. Сыпь сохраняется на коже около недели после чего бледнеет и бесследно исчезает.

Мононуклеоз у детей часто протекает бессимптомно или со стертой клинической картиной в виде ОРВИ. Заболевание представляет опасность для малышей с врожденным иммунодефицитом или атопическими реакциями. В первом случае вирус усугубляет недостаточность иммунной защиты и способствует присоединению бактериальной инфекции. Во втором – усиливает проявления диатеза, инициирует образование аутоиммунных антител и может стать провоцирующим фактором для развития опухолей иммунной системы.

Классификация

Инфекционный мононуклеоз по тяжести течения подразделяют на:

  1. Легкий – интоксикация отсутствует или длится не более 5 дней. Температура не превышает 38 градусов С, держится не более 5 суток. Ангина носит катаральный характер, возможные единичные островки налета на миндалинах, длится не более 3-х дней. Увеличены только шейные лимфоузлы, размер их не превышает 1,5 см. Печень выступает из-под реберной дуги не более, чем 1,5 см. Выздоровление происходит в течение 2-х недель.
  2. Средний – интоксикация выражена умеренно, длится до одной недели. Температура тела достигает 38,5 градусов С, держится до 8 дней. Небные миндалины увеличены, но не перекрывают зев полностью. На их поверхности бело-серый налет в виде полосок, ангина длится не более 6 дней. Шейные лимфоузлы увеличены цепочкой, в процесс вовлечены внутрибрюшные лимфоузлы. Размер их не превышает 2,5 см. Печень выступает из-под реберной дуги не более, чем на 2,5 см. Присоединяются осложнения, полное выздоровление происходит через 3-4 недели.
  3. Тяжелый – интоксикация сильно выражена, длится более 8 дней. Температура тела достигает значений свыше 39,5 градусов С, сохраняется больше 9-ти дней. Ангина носит некротический характер – на поверхности миндалин образуются язвы и белесоватые пленки. Миндалины значительно увеличены в размерах и перекрывают полностью просвет зева. Размер лимфоузлов превышает 2,5 см, они прощупываются под кожей пакетами – группами по несколько штук. Печень выступает из-под реберной дуги более, чем на 3 см. Обязательно присоединяются осложнения, болезнь длиться не менее 4-х недель.

По типу инфекционный мононуклеоз делят на:

  • Типичный – характеризуется цикличным течением, ангиноподобными изменениями, увеличением лимфоузлов, поражением печени и характерными изменениями в картине крови.
  • Атипичный – объединяет бессимптомное течение болезни, ее стертую форму, принимаемую обычно за ОРВИ и самую тяжелую форму – висцеральную. Последняя протекает с вовлечением множества внутренних органов и приводит к серьезным осложнениям.

По длительности течения инфекционный мононуклеоз может быть:

  1. Острым – проявления болезни длятся не более 3-х месяцев;
  2. Затяжным – изменения сохраняются от 3 до 6-ти месяцев;
  3. Хроническим – длится более полугода. К этой же форме болезни относят повторную лихорадку, недомогание, увеличение лимфоузлов в течение 6 месяцев после выздоровления.

Рецидив инфекционного мононуклеоза – это повторное развитие его симптомов спустя месяц после выздоровления.

Диагностика

Диагностикой и лечением инфекционного мононуклеоза занимается врач-инфекционист. Он основывается на:

  • Характерных жалобах – длительная лихорадка, ангиноподобные изменения в ротоглотке, увеличение лимфоузлов;
  • Эпиданамнезе – бытовой или половой контакт с человеком, у которого длительное время была повышена температура, переливание крови или трансплантация органов за 6 месяцев до заболевания;
  • Данных осмотра – гиперемия зева, налеты на миндалинах, увеличение лимфоузлов, печени и селезенки;
  • Результатах лабораторных анализов – основной признак поражения вирусом Эпштейн-Барра – это появление в венозной или капиллярной крови большого количества (более 10% от общего числа лейкоцитов) мононуклеаров. Именно по нему болезнь получила свое название – мононуклеоз и до появления методов обнаружения возбудителя он был ее основным диагностическим критерием.

На сегодняшний день разработаны более точные способы диагностики, позволяющие установить диагноз даже в том случае, если клиническая картина не характера для поражения вирусом Эпштейн-Барра. К ним относятся:

  1. ПЦР-диагностика – выделение ДНК возбудителя из слюны, биоптата лимфоузлов, крови человека;
  2. ИФА-диагностика – обнаружение специфических противовирусных антител в крови больного.

По соотношению антител к различным белкам вируса врач может установить период болезни, определить, произошла ли первичная встреча с возбудителем, рецидив или реактивация инфекции:

  • Острый период мононуклеоза характеризуется появлением IgMк VCA (с первых дней клиники, сохраняются 4-6 недель), IgG к EA (с первых дней болезни, сохраняются в течение всей жизни в небольшом количестве), IgG к VCA (появляются после IgMVCA, сохраняются пожизненно).
  • Выздоровление характеризуется отсутствием IgMк VCA, появлением IgG к EBNA, постепенным снижением уровня IgG к EA и IgG к VCA.

Также достоверным признаком острой или реактивации инфекции служит высокая (более 60%) авидность (сродство) IgG к вирусу Эпштейн-Барра.

В общем анализе крови наблюдается лейкоцитоз с увеличением доли лимфоцитов и моноцитов до 80-90% от общего числа лейкоцитов, ускорение СОЭ. Изменения в биохимическом анализе крови свидетельствую о поражении клеток печени – растет уровень АЛТ, АСТ, ГГТП и ЩФ, может быть повышена концентрация непрямого билирубина при желтухе. Увеличение концентрация общего белка плазмы связано с избыточной продукцией мононуклеарами ряда иммуноглобулинов.

Различные методы визуализации (УЗИ, КТ, МРТ, рентген) позволяют оценить состояние лимфоузлов брюшной полости, печени, селезенки.

Лечение

Лечение мононуклеоза проводят в амбулаторных условиях при легком течении болезни, больных со среднетяжелыми и тяжелыми формами госпитализируют в инфекционный стационар. Госпитализацию проводят и по эпидемиологическим показаниям, невзирая на тяжесть болезни. К ним относятся проживание в скученных условиях – общежитии, казарме, доме ребенка и домах интернатах. На сегодняшний день не существует препаратов, способных воздействовать непосредственно на причину болезни – вирус Эпштейн-Барра и выводить его из организма, поэтому терапия направлена на облегчение состояния больного, поддержание защитных сил организма и предотвращение негативных последствий.

На время острого периода мононуклеоза больным показаны покой, постельный режим, обильное теплое питье в виде морса, некрепкого чая, компота, легкоусвояемая диета. Для предотвращения бактериальных осложнений необходимо полоскать зев 3-4 раза в сутки антисептическими растворами – хлоргексидином, фурациллином, отваром ромашки. Методы физиотерапии – облучение ультрафиолетом, магнитотерапия, УВЧ не проводятся, так как они вызывают дополнительную активацию клеточного звена иммунитета. Их можно использовать после нормализации размера лимфатических узлов.

Среди медикаментозных препаратов назначают:

  1. Противовирусные средства – действуют неспецифически, повышают выработку собственного противовирусного интерферона (циклоферон, тилорон). Противопоказаны беременным женщинам;
  2. Интерферон альфа человеческий – вводится для усиления иммунной защиты организма;
  3. Жаропонижающие (НПВС) – нормализуют температуру тела (ибупрофен, нимесулид);
  4. Антибиотики – применяют при тяжелой и среднетяжелой формах болезни для предотвращения бактериальных осложнений (цефтриаксон, азитромицин);
  5. Глюкокортикоиды – подавляют пролиферацию иммунных клеток, снижают температуру тела (преднизолон, дексаметазон);
  6. Растворы для внутривенного введения – обладают дезинтоксикационным действием, облегчают течение болезни (физраствор, декстроза);
  7. Противогрибковые средства – при развитии грибковых осложнений (флуконазол, нистатин).

Лечение беременных женщин направлено на устранение симптомов и проводится препаратами, безопасными для плода:

  • Интерферон человеческий в виде ректальных свечей;
  • Фолиевая кислота;
  • Витамины Е, группы В;
  • Троксевазин в капсулах;
  • Препараты кальция – кальция оротат, кальциия пантотенат.

В среднем продолжительность лечения составляет 15-30 дней. После перенесенного инфекционного мононуклеоза человек должен находиться на диспансерном наблюдении у участкового терапевта в течение 12-ти месяцев. Каждые 3 месяца проводят лабораторный контроль, который включает в себя общий и биохимический анализ крови, при необходимости – определение антител к вирусу Эпштейн-Барра в крови.

Осложнения болезни

Развиваются редко, но могут быть крайне тяжелыми:

  1. Аутоиммунная гемолитическая анемия;
  2. Менингоэнцефалит;
  3. Синдром Гийена-Барре;
  4. Психоз;
  5. Поражение периферической нервной системы – полиневрит, паралич черепно-мозговых нервов, парез мимических мышц;
  6. Миокардит;
  7. Разрыв селезенки (обычно встречается у ребенка).

Специфическая профилактика (вакцинация) не разработана, поэтому для предупреждения заражения проводят общеукрепляющие мероприятия: закаливание, прогулки на свежем воздухе и проветривание, разнообразное и правильное питание. Важно своевременно и в полном объеме лечить острую инфекцию, так как это снизит риск хронизации процесса и развития тяжелых осложнений.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *